Призрак в больнице (женская история)

Призрак в больнице (женская история)С тех пор призрак бедной женщины бродит по ночам по коридору, больных пугает, - закончила свой рассказ Татьяна Федоровна, дежурная ночная медсестра которая также работает в доме престарелых.

- Ерунда, вы ужастиков насмотрелись, — отмахнулась я от страшилки.
- Я вот в призраков, демонов и колдунов не верю! Любое такое сверхъестественное явление имеет нормальное, материальное объяснение!
- Лиза, деточка, я ужастики и «Битву экстрасенсов» не смотрю. Там точно все придумано и срежессировано, — возразила Татьяна Федоровна. - А своим ушам и глазам верю.

После медучилища я вернулась в родной город. Думала: поработаю лет пять, наберусь опыта, стаж заработаю - тогда и попытаюсь поступить в институт на бюджет. Платить за обучение мне нечем, живем вдвоем с мамой. Стать врачом я* мечтала с детства. Бесконечно измеряла температуру и бинтовала лапки коту Пушку и руки-ноги кукле Зое. Кукла лечение принимала с благодарностью, в отличие от Пушка, который царапался, вырывался и скрывался под кроватью.

Но пока я устроилась медсестрой в областной больнице. Место нашлось в ее филиале на окраине города. В старом здании бывшего графского имения, среди запущенного парка, размещался стационар кардиологии. Свежий воздух, тишина — рай да и только! Что лучше лечит сердце, чем покой и созерцание природы? Так я думала по дороге к своему первому месту работы.

Но ночное дежурство (меня, конечно же, сразу поставили в ночь!) показало, что мое мнение о тишине и покое в старой больнице сильно преувеличено. До рассвета в здании что-то шуршало, хлопало, постукивало и постанывало. Обеспокоенная, я отправлялась на обход палат, но немногочисленные пациенты мирно спали. Возвращалась в ординаторскую и снова слышала те же звуки. И так до самого утра. Меня удивляло, почему дежурные врачи и сестры никак не реагируют на звуки. Сидят себе, чаевничают, спят по очереди...

На третьем дежурстве я не выдержала и спросила Татьяну Федоровну ехидно:

— Только меня волнует, кому из больных прямо сейчас плохо?

— А кому это плохо? — удивилась женщина. — Процедуры выполнены, лекарство роздано, давление измерено. Вся спят. Иди и ты, покемарь пока.

— А вот это что шаркает по коридору? И дверью стукнули.

— А, это... Так то Дуняша пошла с обходом. Если что не так, она знак подаст, — спокойно ответствовала Татьяна Федоровна.

— Какая Дуняша? — среди нашей смены, по крайней мере, никого с таким именем не было.

— А ты не знаешь? — удивилась коллега. И рассказала: — Давно это было. Тут раньше сердечников лечили: сосновый воздух полезен для сердца. Заведовал отделением старый доктор. Специалист отличный, светило, но характером сильно крут. Может, поэтому и не в столице работал, а в глуши — не уживался с начальством. Прислали сюда на работу молоденькую докторшу, только после института. Евдокией звали. Ну, главврач на нее глаз и положил. И так, и эдак обхаживал. Почему Дуняша ответила согласием на его предложение — никому не ведомо. Не любила она его, но замуж за него вышла...

Беда пришла, откуда не ждали. Приревновал муж Дуняшу к одному пациенту — она слишком много времени проводила у его постели. Что не удивительно — парень был молодой (в отличие от престарелого главврача), образованный, веселый. Одна беда — тяжелейший врожденный порок сердца, потому и лечился у нас. Было ли между ними что-то — неизвестно. Скорее всего, ничего и не было. Просто Дуняша, врач от бога, заботилась о пациенте. От ревности у главврача разум помутился. Говорят, добавил он чего-то в капельницу парню, и тот умер в страшных мучениях на руках у Евдокии. Она пыталась спасти своего пациента, но ничего не получилось. И когда смерть уже констатировали, муженек ей и сообщил, что-де он сам позаботился, чтобы всяким мерзавцам-доходягам не повадно было к его молодой жене липнуть.

Несколько дней Евдокия ходила сама не своя. Потом вроде успокоилась, на ночную смену вышла. А наутро нашли ее в палате того умершего парня, мертвой со шприцем в руке. Она ввела себе в вену смертельную дозу препарата. Не смогла жить, видно, с чувством вины.

Вот с тех пор и дежурит она с нами по ночам. Ходит по палатам, следит. Если кому судно подать или еще что требуется, из той палаты стук определенный доносится, вот такой...

Татьяна Федоровна согнутым пальцем постучала по столу.

- А если кому-то, не дай Бог, помощь нужна, то вот такой... — и снова постучала, часто и тревожно, будто барабанная дробь.

Я от всей души пожалела бедную Дуняшу, но в призрака, который на вечном ночном дежурстве, разумеется, не верила. Но однажды... В ту ночь я дремала, пользуясь тем, что все больные мирно спят, а моя напарница Зоя сторожит их сон.

И мне приснилась мама. Даже во сне я удивилась: с чего бы это ей сниться? Мы расстались несколько часов назад, мама дома, спит... Но во сне она около меня выбивала мелкую частую дробь по кастрюле с ромашками. Я вскочила в холодном поту. В памяти сразу всплыла история о Дуняше.

— Зоя, мне Дуняша стучит... Из дому. Я метнусь? Тревожно что-то, хоть я и не верю в призраков... Вызвала такси, заплатила двойной тариф — ехать на окраину ночью не хотели. Примчалась домой — и вовремя. Мама плов на плиту поставила, да и заснула. Вода вся выкипела, кастрюля почернела. Еще полчаса - и быть пожару! Вот и не верь после этого призракам...

28-09-2017